Alexey Andreyev

Независимый питерский музыкант Алексей Андреев сегодня расскажет вам о своём электронном проекте в жанре «space music» Wialenove, а также о появлении одного из самых первых net-лейблов «Liminal Recs», цитадели российской экспериментальной электроники.

Алексей, расскажи о своём музыкальном проекте?

Проект Wialenove существует с конца 2004-го года. С 2006-го я начал выпускать работы, за которые мне не стыдно и сейчас. Электронной музыке я отдал предпочтение именно по причине возможности её создавать без наличия специальных инструментов, благодаря широким возможностям для экспериментов над звуками, а также потому, что большая часть музыкантов, которых я слушаю, также являются электронными. Слушателям более всего известны мои space ambient работы, но на самом деле я работаю с разными жанрами, эмбиент, техно, нойз, глитч, другие. Это просто слова, я не делаю между ними большой разницы, сплетаю их воедино и разделяю на составляющие. Независимо от жанра треки почти всегда медитативны (да, даже нойз), цикличны и тягучи, а в некоторой степени сюрреалистичны. Каждый мой трек — это результат некоего личного эксперимента, так как налаженной технологией создания музыки я, так и не овладел. Чтобы понять, как что-то было сделано в таком-то треке я возвращаюсь и начинаю смотреть, какие VST или сэмплы использовал, через какие эффекты пропускал.

Музыкального образования у тебя нет?

Нет, образования нет. Все исключительно на уровне собственных ощущений и умений.

А как считаешь, так ли оно важно?

С одной стороны, музыкальное образование — это очень полезно для музыканта, все эти гармонии, понимание того, как строится композиция. C другой же — оно способно загнать человека в коробку.

Нам очень понравился Head Supercosmos, жуткий альбом. Расскажи о нем?

Head Supercosmos — это моя гордость. Как в плане техники, так и в плане его происхождения. Я использовал собственные полевые записи с ночной стройки, бренчал на гитаре, аккордеоне, стучал по железным бочкам, семплировал, обрабатывал все это, смешивал, использовал VST и т.д. Как раз-таки его, наверное, можно назвать техничным. Это очень тяжёлая запись и я надеюсь, она вызывает реальный дискомфорт у слушателя, а если страх — то вообще замечательно. Паника, чувство неопределённости и беспокойства и нервный смех — вот, что она должна вызывать в моем понимании. Это правдивая история, только чуть приукрашенная. На самом деле, это ещё и третья часть дадаистской трилогии, которую я создавал под влиянием тех же Nurse With Wound, но первые две части куда более спокойны, хотя тоже те ещё истории. Моя цель в них была — удивить себя и слушателей — как неожиданными сочетаниями, так и непредсказуемыми переходами. В общем, все как у Стэплтона и компании.

Тебе нравится такая музыка? Работа над HS проходила долго?

Я вообще не поклонник тёмного эмбиента, чтобы мрачно, гудело, шуршало, как у Lustmord какого-нибудь. Мне не интересна такая музыка. Тёмное ради тёмного, а оно сейчас ещё и продаётся хорошо, тёмное-то. Но отмечу, пожалуй, что в жанре мрачного сюрреализма, мне по душе работы мультиталантливого Serge Sunne, который не только пишет музыку, но ещё и очень круто рисует. Пара-тройка моих релизов сопровождаются его картинами. Так вот в HS — там именно цель такая, рассказать одну историю, дать слушателю пройти её от первого лица. Это документальная история с небольшими художественными приукрасами. Лучше сказать, что не бессонница меня мучала или стресс, а стресс и бессонница стали причиной его появления. Записывался, наверное, не очень долго. Может быть несколько месяцев. Я помню, при работе над отдельными треками мне иногда становилось не по себе. В такие моменты я откладывал работу уже на следующий день.

Так, а “The Hallucinogenic Nightmares of the Drunken Drummer”?

Как и Head Supercosmos, это часть дадаистского эксперимента, любовное послание Nurse With Wound. Это трип такой — ты его включаешь и не знаешь, что ждёт за углом. Цель — удивлять, убаюкивать, а потом вдруг резко пробуждать. Понятно, что элемент приключения теряется спустя несколько прослушиваний, но тогда его уже можно условно разбить на треки, выделить какие-то фавориты. Трудно более точно охарактеризовать эту музыку.

После HS следует трилогия The Path, и в плане звучания — это земля и небо.

Да, это интересно получилось. После страшного Head Supercosmos, я вдруг пришёл к The Path, нашёл в том звучании своё успокоение. И само звучание тоже нашёл. The Path – это дневник. Всё, что со мной происходило, все, что я переживал, я внёс в эти альбомы. Изначально все треки назывались The Path Part N, где N — число римскими цифрами, но потом я решил сделать их более понятными для слушателя и с The Path II у треков уже появились подзаголовки. Разные части писались в разное время. The Path стал пронизывающим мою дискографию. Я думаю, что дело дойдёт когда-нибудь и до IV. В общем это внутренний микрокосмос в оболочке внешнего макрокосмоса. Но слушатель волен воспринимать музыку, как угодно. Для меня же это эмоциональная медитативность. Кстати, был ещё и Sequel. Но это уже немного другое, это такие попытки заигрывать с IDM, техно и всем подобным. Что-то в точку, что-то мимо, Acid Now, Sequel и Odessa — по сути тоже есть трилогия — но только с упором в IDM звучание, ритмику. Тогда я писал музыку как конвейер, даже удивительно. Сейчас бы я так не смог.

Проясни ситуацию с ремиксом Delete на твой трек Among the Cold Stars.

Delete — это замечательный наш продюсер, у него саунд был очень похож на Burial, но с постсоветским колоритом. он выпустил у нас альбом ФЭА, а потом попросил забрать его обратно — мы, конечно же не отказались и его издали уже на каком-то другом лейбле и за деньги, мы были очень рады за него. Пластинка классная. Сейчас я, правда, уже и не знаю, что он делает, если делает. Его треки тогда были в DJ сетах таких модных и значимых для сцены ребят как Clubroot и прочих.

А какие ещё были сотрудничества?

В основном с музыкантами с Liminal. Мы активно делали ремиксы друг на друга, участвовали в совместных проектах. Например, есть у меня EP, записанная с эмбиент-проектом Fellirium (“Passing the Night Highway”) или вот сплит с Kavver (“Avantgarden”) — там мы делали собственные треки из записей друг друга. это то, что вспомнилось навскидку.

Интересное какие мысли тебя посещают, при музицировании?

Музыку в какой-то мере можно воспринимать как дневник, отражающий чувства и эмоции на момент её создания. Ну а кроме того, думаешь, конечно, о самом звуке, о том, как он ощущается, захватывает ли, гипнотизирует ли. Иногда трек сам подкидывает приятные сюрпризы — появляется нюанс, который не задумывал, но он приходится только к месту. Это очень приятное ощущение, радость творца. Звук — это такая материя, что его можно лепить как пластилин. Из одного посредством фильтров, эффектов, прочих обработок можно получить нечто совершенно иное.

Совершенно иное?

Да, как-то раз я делал тот ремикс на No Surprises, но потом ушёл куда-то в другую сторону, а семпл мне настолько понравился, что я его оставил. И сейчас если послушать мой трек Lost In Space, можно уловить эхо хита Radiohead.

А официально твоя дискография завершается на Odessa?

Да, так выходит. Почти 4 года без новых релизов, конечно, были мелочи, вроде участия в компиляциях и так далее. А альбомов нет. То, что я делаю сейчас, если можно сказать, что я что-то сейчас делаю — оно вернулось обратно к The Path звучанию. Конечно, с нюансами. Это можно услышать на моих более свежих треках Unravel, Dance of the Galaxies, но все равно, это уже не совсем то звучание, что ранее. Я просто не могу себе позволить делать одно и то же из раза в раз.

А почему ты взял такую большую паузу?

Обычный спад энтузиазма. Всему виной отсутствие техничности, а также ожидаемого уровня фидбэка со стороны слушателей. Я понял, что не хочу делать так, как уже делал, а по-другому — не научился. Сейчас же мою музыку часто размещают в разных группах ВКонтакте, сопровождают ею «псевдофилософские цитаты» и красивые картинки.

Ну да, но помимо Wialenove, ты сформировал лейбл Liminal Recs, расскажи о нем?

В 2006-ом году мной и x.iso был создан сетевой лейбл Liminal Recs, вроде как, один из первых российских сетевых лейблов, ставший известным в некоторых кругах. В эпоху расцвета Liminal Recs мы активно издавались там сами и издавали единомышленников. Со временем нам стали присылать музыку со всего мира. На Liminal есть релизы от бразильцев, французов, и прочих, хотя, конечно же большая часть релизов принадлежит авторам с территории СНГ. Сейчас мы обленились и выпускаем релизы очень редко, хотя демок приходит немало. Со временем оказалось, что для некоторых независимых творцов стало делом чести издаться именно у нас, хотя я всегда им говорю, что золотых гор мы вам не обещаем, и вообще, вы такие крутые, идите-ка лучше к нашим соседям. Но, нет, в ответ получаю “нет, я хочу именно на Liminal”. Это тоже очень греет душу.

Лейбл хоть как-то продвигался?

Больше среди друзей. Когда у нас появились единомышленники, которые тоже стали пытаться писать музыку, мы решили, что нужна площадка для её реализации. Так мы стали издавать сперва себя, а потом уже к нам стали примыкать и другие. На заре лейбла мы выпустили несколько сборников, вдохновлённых музыкой Акиры Ямаоки, написанной им для Silent Hill. Это сборники Liminality: The Silent Hill Inspired Album, Liminality: Revision и Liminality II: Okaeri. Мы тогда были фанатами Silent Hill, все познакомились на одном из форумов, посвящённых этой серии. Один за другим и сформировалось целое сообщество музыкантов, художников и прочих творческих людей, чей общий интерес варьировался между музыкой Ямаоки и интеллигентной электроникой разного рода, и которые хотели попробовать себя в этом.

Вот, по теме Silent Hill я не такой специалист, из последних новостей я слышал, что Silent Hills не выйдет.

Да, очень жаль, что не получилось. Кодзима и Дель Торо могли наконец предложить что-то новое и качественное и вернуть Silent Hill в список AAA серий. В любом случае, это был бы уже неклассический Silent Hill, а новый. Старые же у нас никто не заберёт уже теперь.

А в какие играл? Во все части?

Мне ближе созерцание, а не сама игра. Да, я проходил 1-4, при прохождении остальных просто присутствовал, немного участвовал. 1-4 — это классика. Столько мегабайтов текста было написано фанатами в попытках проанализировать эти части и разобраться во всех сюжетных перипетиях, принципах того, как все работает и т.д. Какую объединяющую силу имели эти игры, сумевшие собрать такие большие сообщества, основанные на изначально единственном общем интересе и сделать многих из них настоящими друзьями.
В общем, это очень сильные игры, оказавшие большое влияние и на индустрию, и на массовую культуру. Если бы не Silent Hill 2, приведший меня на соответствующий форум, вся моя жизнь была бы иной. Что бы я делал, с кем общался — этого мы теперь не узнаем. Добавлю только, что из новых Silent Hill упоминания заслуживают Shattered Memories, он реально хорош, особенно на Wii если играть, пусть и не совсем SH. Downpour делал шаги в правильную сторону, его тоже вполне можно пройти. Ну и Origins, пусть он в целом и на тройку, но и интересные вещи в нем есть. На Homecoming не стоит тратить времени, это диковатая самопародия.

Хорошо, давай вернёмся к музыке, вот по аналогии с Ямаоко, к тебе поступали предложения о записи саундтрека для компьютерных игр?

Ко мне лично неоднократно обращались создатели различных игровых независимых проектов с желанием использовать те или иные треки в своих проектах. Но до спецзаказа дальше разговоров дело не заходило, это правда. Я могу ошибаться, но возможно для неофициального мода White Night игры Amnesia что-то взяли. Только я даже не помню, чтобы договаривался с ними, но наверняка такое было.

Какие сейчас планы по развитию лейбла? Или все идёт к постепенному забвению?

К сожалению, никаких планов нет. Лейбл есть, его знают и любят, но ничего нового для расширения аудитории мы, по большому счету, не делаем. Вечеринки лейбла раз в год конечно не в счёт.

Ты сформировал Liminal совместно с x.iso, кто это?

Это музыкант, Рома, его проект называется x.iso, а также разные вариации на тему этого сочетания. Я познакомился с ним в 2004-ом году. Раньше он жил в Москве, много лет рассказывал о том, что переедет. А потом, когда никто уже не ожидал — взял, да и переехал в Питер. Спустя лет 6 обещаний, наверное. Если же говорить про совместное творчество, то, нет, мы с ним, вообще ничего не записали. У нас разное звучание, кроме того он очень техничен, а я работаю по принципу “а эта ручка что делает?” Его появление повлияло тогда на мои музыкальные вкусы, Рома заехал в гости и сбросил несколько гигабайтов базового IDM, изучив который я начал шагать в сторону ещё более экспериментальной музыки. Помню я был в некоторой степени шокирован тем, что он привёз мне.

Почему шокирован?

Поначалу было сложно воспринимать такую музыку, Рома не объяснял, что полегче, а что по сложнее, просто скопом скинул мне Arovane, Mum, Ae, AFX, Squarepusher, Boards of Canada, все подобное. Первым делом я послушал британцев Autechre, запустил их диск Draft 7.30 — название показалось простым, но меня испытал шок. Я не понимал, что это за хаос, где структура и т.д. Я не был тогда совсем серым, слушал Моби там, прочую электронику, но к такому готов не был. Первичный шок сменился стремлением докопаться до сути, и я начал потихоньку читать рецензии, скачивать пластинки. Затем я наткнулся на лейбл WARP и осторожно стал его изучать. Aphex Twin там, снова Autechre и прочее британское электронное. И там был диск WARP666: Satanstornade. Это был релиз Merzbow и Russell Hasswell.

Собственно, так ты и познакомился с Merzbow?

Да, с этого диска началось мое знакомство с ним. Сначала я слушал его из любопытства и с чувством недоумения — и такое люди слушают, да? Но потом я обнаружил в этом потоке структурированного шума энергию и красоту. Я стал больше читать про нойз, искать релизы и т.д. Я слушал разных музыкантов из японского нойза, но Merzbow для меня остаётся иконой. Он смог сделать многое с нойзом, он придумал джапанойз как таковой вместе со своими соратниками, он сумел его популяризировать, он сумел его продать, что немаловажно. И он все ещё может им удивить. Сейчас в своей группе я много внимания уделяю музыке Merzbow, перевожу интервью, статьи и т.д. В прошлом году мы прошли сквозь весь Merzbox, все 50 его дисков прослушали и по каждому я написал эссе — для понимания контекста — собой и слушателями, все записи можно найти по хэштегу #merzbox@muofday.

А как тебе другой японский исполнитель Masonna?

У Ямазаки Масо Такуши есть и другие проекты помимо Masonna. Masonna слушать тяжело, он очень агрессивный и растворяет сознание с первых же секунд, а ещё его пластинки удивительным образом звучат в 2-3 раза громче всей остальной имеющейся у меня музыки. Masonna больше интересен как музейный объект, сейчас Ямазаки редко выступает с этим проектом, альбомы не издаёт. Гораздо более интересны его проекты Christine 23 Onna, умопомрачительный психоделический рок, который они играли с Fusao Toda. И последовательное развитие идей проекта, Acid Eater, где появился электроорган и живые ударные, я Ямазаки отвечает не только за электронику, но и поёт на самом ужасном джинглише, который когда-либо звучал, превращая вс это в гаражный психоделический панк. В этом проекте они пересевают и многие старые хиты 60х-70х.

Ты случаем не знаком с творчеством японского писателя Кэндзи Сиратори?

Нет, основательно не знаком. Ни с книгами, ни с музыкой. Я конечно люблю японскую литературу, но, пожалуй, не современников. У меня есть друг — он регулярно распевает дифирамбы Рю Мураками -де тот все возможные награды собрал, и фильмы по книгам снял, и пишет потрясающе. Но мне более близко предыдущее поколение – Абэ («Женщина песках». «Человек без карты»), Мисима, Рампо. Вообще, японская культура способна вдоволь утолить аппетит того, кто ищет чего-то нестандартного, необычного, кто хочет удивляться, чувствовать и созерцать.

Ещё ты занимаешься музыкальной журналистикой, своей группе «Тихо опустилась ночь» делишься электронной музыкой со слушателями…

Раньше, давно, группа была коллективным проектом. Помимо меня треки подбирали некоторые участники Liminal и единомышленники. Довольно скоро все сдулись, и группа заморозилась на сотне-двух подписчиков. Спустя некоторое время я решил перезапустить её в одиночку, как площадку для обмена музыкой и информацией о ней, а также её систематизации. Как я как-то уже говорил, если у тебя есть некое знание, которое может быть полезно другим — есть смысл им делиться.

У тебя есть мысли, суждения относительно развития электронной музыки в странах СНГ, каков её уровень?

Тема конечно пространная. Довольно трудно мне что-то об этом говорить. У нас много музыкантов-последователей, которые пытаются делать что-то своё, основываясь на работах пионеров. Много талантливых людей, которые выпускают самобытный материал, зачастую даже попадая на зарубежные лейблы. В России же, как мне кажется, вся эта интеллигентная электроника — дело добровольное, денег на ней не сделаешь — либо издание на сетевых лейблах, вероятно, бесплатных, либо физические релизы в малых объёмах на инди же лейблах, тоже чисто символически. У нас нет своего WARP, Raster-Noton, Mille Plateaux, Mego, ничего подобного. Все на энтузиазме и интересе. Так что наиболее наилучшим раскладом для локального независимого музыканта становится подписка на иностранный лейбл — пусть даже и сетевой, но музыку продающий, а не выкладывающий.

В итоге, что такое интеллигентная электроника? Ты несколько раз вводил это определение.

Не хотел бы я блуждать в этих терминах. Интеллигентная электроника — это электроника, которая создана для прослушивания, а не для танцев. Хотя не факт, что под неё нельзя танцевать. В такой музыке больший упор делается на идею, на детали, на оригинальные решения, эстетику и т.д.

Можем ли мы говорить, что записи Wialenove и Liminal Recs помогли развитию определённой электронной музыки в России? Ты записал порядка 20 часов космической музыки.

Сомневаюсь, что эти 20 часов много кто слышал. Да, есть некоторая известность в узких кругах, но этого недостаточно, чтобы сказать, что я что-то куда-то продвинул. Хотя иногда бывает пишут, что ваш проект, Wialenove, вдохновил на написание чего-то там. Но вот про Liminal, наверное, все-таки можно сказать, что мы поспособствовали продвижению экспериментальной электроники у нас в России.